ИНЖИНИРИНГ, IT, ИННОВАЦИИ

Наши сайты

Наши ресурсы

Система Orphus

Главная  Пресс-центр  СМИ о нас  Пресса о нас

BIM в России: время пришло

18.04.2017

Rational Enterprise Management (REM)

Круглый стол провела Елена Васильева


Эволюционный путь оптимизации процессов в строительной сфере и поиска способов совершенствования организации совместной работы между всеми участниками строительства привел к появлению инновационного подхода к управлению информацией в данной отрасли – концепции информационного моделирования зданий BIM (Building Information Modelling). Процесс развития этой концепции еще далек от своего завершения, однако очевидно, что за BIM – будущее мировой проектно-строительной индустрии. Эксперты ведущих мировых и отечественных компаний, обладающих широкой компетенцией в данной области, собрались сегодня за нашим виртуальным круглым столом, чтобы обсудить различные аспекты BIM-технологии с точки зрения ее практической реализации в современных российских условиях.

    В Круглом столе приняли участие:

  • Татьяна Ерофеева, технический специалист направления «Архитектура и строительство», компания Autodesk;
  • Алексей Рыжов, генеральный директор, компания Dassault Systеmes в России и странах СНГ;
  • Дмитрий Мягков, генеральный директор, Институт Географических Информационных Технологий (ИГИТ);
  • Елена Конвисар, директор по маркетингу, ГК «НЕОЛАНТ»;
  • Сергей Сыч, руководитель отдела продаж и ТП ПО, компания CSD;
  • Вячеслав Аленьков, директор по системной инженерии и ИТ, АО ИК «АСЭ»;
  • Андрей Козлов, технический директор, компания Intergraph PP&M;
  • Анна Завтур, директор по работе с корпоративными заказчиками, компания КРОК;
  • Александр Осипов, генеральный директор, компания «Академия БИМ».

В чем принципиальное отличие концепции BIM от других подходов к формированию и управлению информацией об объекте, необходимой для его проектирования, строительства и эксплуатации? Например, от технологий информационной поддержки жизненного цикла объекта в рамках PLM-концепции? Существует ли взаимопроникновение технологий между этими двумя концепциями? Насколько внедрение BIM в архитектурно-строительной отрасли является действительно насущной потребностью времени?

Конвисар Елена Павловна
Конвисар Елена Павловна

Елена Конвисар: Любая концепция в реальности работает, только если имеются соответствующие инструменты, поэтому с практической точки зрения есть смысл говорить именно о BIM- и PLM-инструментариях. Сегодняшние инструменты BIM, как правило, поддерживают только этап проектирования и совсем чуть-чуть, буквально по касательной, – строительство и эксплуатацию. Более того, результат работы в BIM-системах сегодня, как правило, умирает на стадии проектирования, не уходя по-настоящему в стройку и эксплуатацию. А PLM-решение в идеале охватывает все этапы жизненного цикла и должно обладать соответствующими средствами для решения всех задач, на всех этапах жизненного цикла.

Что касается насущной необходимости внедрения BIM, то это определяется масштабами конкретной проектной компании и масштабами конкретного объекта. BIM, по сути, – это управление данными об объекте. А автоматизация управления данными имеет смысл только тогда, когда этих данных много и с ними осуществляются множественные операции. Если объект маленький, то, скорее всего, нет смысла автоматизировать работу над ним с помощью BIM-инструментария. Возможно, будет достаточно средств 3D CAD или вообще 2D CAD.

С другой стороны, для крупных и все усложняющихся с ходом технологического прогресса объектов BIM и PLM – единственно возможный эффективный путь управления.

Что представляет собой программное обеспечение для работы с информационной моделью объекта в формате BIM? Могут ли это быть, например, те программы и приложения, которые имеются на предприятии для проектирования разных разделов проекта и решения задач разных его участников, а для сборки в единую модель использовать уже специализированное сборочное ПО? Либо это должна быть некая единая технологическая платформа, предоставляющая комплекс специализированных BIM-программ и позволяющая интеграцию сторонних продуктов. Понятно, что в этом случае будет обеспечиваться наиболее согласованное взаимодействие между системами. Однако предлагает ли рынок подобные платформы?

Елена Конвисар: На сегодня существует две основных точки в рамках жизненного цикла создаваемого объекта, на которых рождаются информационные модели. Первая – это вновь проектируемые объекты, когда конечной целью является выпуск документации, чертежей, и именно здесь в основном работает BIM-инструментарий. Есть и второй поток появления информационных моделей – для уже существующих объектов, где выпуск чертежей не является конечной целью создания модели, и здесь применяется PLM-инструментарий.

На стадии проектирования естественным инструментом для порождения информационной модели являются специальные как 2D, так и 3D средства для проектирования различных разделов. В частности, в электрике существуют современные 2D продукты для информационного моделирования, и для решения задач соответствующих разделов проекта их возможностей достаточно. А на стадии эксплуатации все иначе – как правило, ПО для проектирования будет избыточно для создания модели существующего объекта и одновременно не будет обладать необходимым для решения эксплуатационных задач функционалом.

Для сборки единой модели используется специализированное ПО. Есть небольшие объекты, которые можно собрать в маломощных просмотровщиках информационной модели. И существуют крупные, масштабные, с большим количеством элементов модели, которые возможно просмотреть только в мощных вьюверах. Заказчик должен трезво оценить свои потребности с учетом объема объектов и выбрать адекватное по цене и функционалу решение. Выбор сейчас есть – на рынке доступны как российские, так и западные технологии, разные по стоимости и по возможностям, в том числе и наше решение InterBridge InterView. И, кстати, не всегда самое дорогое предложение является самым мощным.

Кроме того, есть ситуации, когда разные разделы проектирования выполняются на разных платформах, вьюверы которых не читают форматы друг друга. В этом случае тоже необходима сборка модели с помощью универсального вьювера, который читает графику и семантику и того, и другого формата. В гражданском строительстве это нечастая ситуация, а вот в промышленном секторе такое случается регулярно.

По поводу единой технологической платформы. Если говорить о стадии проектирования, то здесь, скорее всего, достаточно будет единого сборочного «пула» для просмотра моделей, проверки коллизий, моделирования хода строительства с помощью 4D решения. Если же вести речь о полноценном управлении стройкой и решении большого количества специфических задач этого этапа, то на сегодня не существует адекватного BIM-инструментария для этих целей. Однако модель, созданная с помощью BIM-инструментов, могла бы быть полезна на этих этапах при некоторых условиях: а) если мы можем манипулировать моделью (изменять геометрию и атрибуты, привязывать все виды документов и проч.) и анализировать накопленные данные; б) если мы позволяем вручную вносить вновь появляющиеся данные в систему; в) если мы можем интегрировать модель с окружающим ИТ-ландшафтом, в частности с системами ТОиР (технические осмотры и ремонты). Все это возможно при использовании BIM-модели внутри PLM-платформы. Только тогда модель, созданная с помощью BIM-инструментария, окупается и успешно используется не только при проектировании, но и на стадии стройки и эксплуатации.

То есть, единая PLM-платформа для использования BIM-модели нужна. И рынок сегодня подобные платформы предлагает (и российские, и западные). Собственно, это и НЕОСИНТЕЗ от нашей компании, и решения Intergraph, Bentley, AVEVA. Они и являются в определенной степени такой вот «капсулой», позволяющей переносить модель со стадии проектирования на последующие стадии. И переносить ее не в статичном виде, а позволяя ей изменяться вслед за изменениями в ее объекте – в отличие от BIM-технологий, где нет такого массового использования информационных моделей на стадии стройки и эксплуатации именно потому, что концепция начинает работать в жизни только тогда, когда появляется соответствующий инструментарий, подходящий предприятию по цене, потребностям, функционалу.

До недавнего времени PLM-инструменты, представленные на рынке, были, во-первых, западные, что создавало проблемы с языком, обучением, адаптацией стандартов и так далее, во-вторых, дорогостоящие. Поэтому были по карману и адекватны бизнесу только очень крупных компаний. Но сегодня уже есть российский инструментарий – НЕОСИНТЕЗ – с доступной стоимостью для средних производственных объектов, с понятным языком и готовый для внедрения. И, самое главное, уже существуют примеры его промышленного использования в разных отраслях.

Какие преимущества при реализации крупных строительных и инфраструктурных проектов может дать интеграция BIM-решений с корпоративными информационными системами, такими как ERP, ГИС, ТОиР, Asset Management, Engineering & Structural Analysis и др.?

Елена Конвисар: Как правило, большинство перечисленных систем решают какую-то определенную задачу. И даже ERP-решение, которое, казалось бы, должно охватывать все стороны производственной жизни, в силу исторически обусловленного процесса разрозненной автоматизации отдельных функций на предприятии состоит из определенных модулей и имеет ограничения с точки зрения используемых данных. То есть, единого общего взгляда на объект не обеспечивает ни одна из этих систем, и я уверена, что сейчас нет такого предприятия, где были бы собраны все данные, необходимые для принятия управленческих, технических, инженерных решений (с привязкой к структуре объекта), в единой системе, с единым удобным доступом и с адекватными задачам видами представлений. В значительной степени вследствие этого на большинстве предприятий страны решения принимаются на основе неактуальных и недостоверных данных. В свою очередь это одна из причин того, что в России один из самых низких показателей производительности труда, мы опережаем в этом отношении только три страны Латинской Америки и Латвию. Что неудивительно, так как нельзя совершить скачок по повышению производительности без качественной автоматизации управления инженерными данными об объекте.

Так вот, PLM-инструментарий направлен именно на то, чтобы в первую очередь создать структуру объекта, а во вторую – привязать к элементам объекта все данные, документы, виды представления данных по этому элементу – это ускоряет обращение к данным, обеспечивает их актуальность, помогает исключить ошибки в процессе передачи и компоновки. Однако еще раз повторю то, что уже говорила, – применяемый инструментарий должен быть адекватен масштабу бизнеса. Не на всех предприятиях нужен серьезный PLM-инструментарий. Во всем должен быть баланс.

Минстрой России объявил внедрение BIM-технологий одним из приоритетных направлений своей деятельности, и в течение ближайших лет намечен перевод на информационное моделирование основного объема строительного госзаказа. Есть ли перспективные решения отечественных разработчиков, способные претендовать на роль национальной BIM-платформы? Или более разумно положиться на международный опыт и принять за основу пользующиеся мировым признанием зарубежные продукты? Либо возможны какие-либо варианты интеграции с западными решениями?

Елена Конвисар: Если говорить о проектной части, то в Plant-дизайне (проектировании технологических трубопроводов) российские технологии если не лидируют, то абсолютно адекватны задачам и масштабам российского рынка, включая наше решение ПОЛИНОМ. Но Минстрой на сегодня, по нашим сведениям, ориентирован исключительно на архитектурную часть. И здесь есть новые технологии от очень опытного российского разработчика, который получил сейчас серьезные инвестиции. Эти два фактора – наличие инвестиций и опыта позволяют говорить о том, что российские BIM-технологии будут серьезно развиваться в ближней перспективе.

Что касается однозначного выбора между российским и западным ПО для всех компаний России, то он невозможен. Существуют предприятия, которым в силу, например, санкций недоступны западные решения, и поэтому принимать за основу пользующиеся мировым признанием зарубежные продукты они не могут. С другой стороны, сегодня существуют российские (в том числе и с государственным участием) бизнесы, работающие в международном масштабе, например, Росатом или РусГидро. И их нельзя обязать использовать только российский инструментарий, если их заказчики в условиях тендеров прописали использование зарубежных форматов. А ведь эти компании, по сути, импортируют капитал в Россию. Поэтому решение в пользу западной или отечественной платформы должно было бы быть не только политически, но и экономически оправданным как в масштабах отдельного бизнеса или отрасли, так и страны в целом. Как сказал кто-то из мудрецов, «давайте не будем делать выбор – плыть по течению или против, а поплывем туда, куда нам надо».

Помимо технологических преимуществ, которые несут с собой BIM-технологии, можно ли получить от их применения реальную экономическую выгоду? Как и на чем можно сэкономить при использовании BIM-решений в строительных и инфраструктурных проектах?

Елена Конвисар: Уже говорилось, что BIM-инструменты в основном используются на этапе проектирования, и в плане экономической выгоды здесь все стандартно, как при любой автоматизации: чем больше масштаб и объем действий, тем более действенна автоматизация. При этом необходимо оценивать всю совокупную стоимость владения BIM-технологиями – не только цену приобретения, но и внедрение, ежегодные подписки-продления-техническая поддержка, первичное обучение, обучение при смене персонала или версии и так далее. И окупить это именно за счет ускорения проектирования возможно только при значительных масштабах бизнеса. Если годовой оборот компании небольшой, например меньше стоимости рабочих мест для BIM, то применение данной технологии очевидно нерентабельно.

Но очень часто к внедрению BIM подталкивают вообще не соображения экономической эффективности, а осознание того, что без этого инструмента в принципе невозможно выполнить проект. Так было, например, при поддержке «НЕОЛАНТ» проекта «Восточная Сибирь – Тихий океан» компании «Транснефть». С использованием существовавших тогда на рынке инструментов и методик физически невозможно было уложиться в те очень жесткие, политически продиктованные сроки, которые были поставлены по проекту. И тогда не стоял вопрос об экономической выгоде, а только – о возможности или невозможности выполнить серьезный политический заказ. Это подтолкнуло к разработке нашей САПР СПЛИТ, которая кратно ускорила проектирование линейных трубопроводов и которая успешно работает в «Транснефть» и сегодня. И подобная ситуация для каждого предприятия может стать стимулом к внедрению нового инструментария. Подчеркну, что все сказанное относится к этапу проектирования.

Что касается экономической выгоды на стадии стройки – это очевидные вещи. Как минимум, отсутствие пространственных и пространственно-временных коллизий уже дает значительную экономию за счет сокращения непроизводительных расходов при строительстве. Экономическая выгода на стадии эксплуатации – тема для отдельного разговора, но экономия только на оптимизации бюджетов на ТОиР – уже значимый повод задуматься о BIM.

Требуется ли некая определенная степень готовности бизнес-процессов в компаниях, предполагающих внедрять у себя BIM-технологии?

Елена Конвисар: Как известно, хаос невозможно автоматизировать. С другой стороны, даже при наличии в компании хорошо отлаженных бизнес-процессов привнесение нового инструментария неминуемо приводит к их изменению. Изменения неизбежно ведут к сопротивлению со стороны коллектива, каким бы инновационным он ни был, поскольку люди в большинстве своем не любят нового, это норма для человеческой психики. Поэтому больше всего требуется не готовность бизнес-процессов, а наличие руководящей воли. Нововведения в бизнес-процессах так или иначе затрагивают смежные структуры, не подчиняющиеся друг другу напрямую, и их провести может только высшее руководство. Со среднего уровня осуществить процесс внедрения такой сложной методологии невозможно.

Каковы основные причины неудач проектов строительства по технологии BIM? Существует ли рациональная, оптимизированная технология создания единой информационной модели сооружения, которая гарантировала бы успешность BIM-проекта?

Елена Конвисар: Первая причина – отсутствие руководящей воли, когда сверху не довели дело до конца. Вторая, как ни странно это звучит, – отсутствие реальной коммерческой потребности, просто решили попробовать на пилотном проекте, потому что модно, у всех на слуху, да и бросили. Еще вариант – это когда заказчик не смог сразу оценить реальную стоимость владения продуктом. На покупку руководство денег выделило, а вот на внедрение, обучение, обновление уже нет. Так и повисли «коробки» с продуктом мертвым грузом. И даже если на предприятии научились делать BIM-модель, внедрили инструменты в работу, с их помощью выполняются блестящие проекты, но модель не используется на стадиях стройки и эксплуатации, потому что проектный институт не смог предложить адекватного инструментария для использования модели на этих стадиях (а это уже не BIM, а PLM, как мы ранее договорились) – проект можно считать провальным.

Могли бы вы кратко рассказать о наиболее успешном российском или зарубежном опыте реализации проекта, разработанного с применением BIM-технологий? В какой мере созданная модель охватывает все необходимые аспекты информационного сопровождения проектируемого объекта в соответствии с BIM-концепцией?

Елена Конвисар: В портфолио компании «НЕОЛАНТ» большинство примеров связаны с решениями по управлению инженерными данными на протяжении жизненного цикла объектов. Классический пример очень разветвленной интеграции для инжинирингового бизнеса – это технология Multi-D нашего стратегического партнера «АСЭ», в которую мы вложили очень много своих знаний и умений. Если говорить о самом масштабном проекте собственного инжинирингового подразделения «НЕОЛАНТ», то из завершенных – это проект завода «Ангстрем-Т», где мы выступили как генпроектировщик. В настоящее время мы ведем еще более сложные проекты, о которых сможем рассказать только после их завершения. Что касается эксплуатации, то самый масштабный пример – наш проект по созданию информационных моделей всех атомных станций России. За многочисленными примерами из других отраслей – добро пожаловать на наш сайт.

Как показало сегодняшнее обсуждение, осознание в строительной сфере неэффективности традиционных методов проектирования и необратимости изменений, происходящих в отрасли, это уже свершившийся факт. Преимущества применения BIM-технологии для проектно-строительных компаний очевидны. Эта технология экономит средства на всех стадиях жизненного цикла здания, позволяя всем участникам процесса строительства и эксплуатации объекта работать с единой информационной моделью, предоставляющей максимум информации о проектируемом или уже действующем объекте, нужным образом скоординированной и согласованной, со всеми ее взаимосвязями и зависимостями. Проектировщики, строители, управляющие компании получают возможность максимально эффективно взаимодействовать, опираясь на единый источник всегда актуальных и взаимоувязанных данных. Однако в полной мере воспользоваться преимуществами, которые предоставляет технология информационного моделирования зданий, можно только при выходе на третий уровень зрелости BIM. А для этого, о чем говорили все эксперты, важно в первую очередь грамотно выстроить процесс перехода – обеспечить целенаправленные изменения не только проектировочных, но организационно-управленческих процессов, а также изменение мышления людей и корпоративных стандартов работы. Отдельная проблема, на которой акцентировали внимание участники обсуждения, – это необходимость согласованных усилий производителей различных платформ и программных продуктов BIM по разработке единого стандарта информационного моделирования зданий. Это непростой и небыстрый процесс, но в наступивших условиях альтернативы переходу на BIM-технологии для проектировщиков и строителей уже нет, если они хотят получить конкурентное преимущество на рынке.

Читать полностью


Поделиться новостью:

Возврат к списку

3.14zdc

НЕОЛАНТ: новости и события

Новости

В начало страницы